линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Илья Кельт

Живая рыба желтого императора

Последний зимний день окончился обычно: самоедством и головной болью. Голову ломило от висков к темени. Медленно и несильно. А самоедство стало столь обычным для Ивана Циммермана делом, что сознания почти и не задевало. Так, какие-то избитые софизмы. Вялое покусывание собственного хвоста. Обрывки откровений не первой свежести. Гигиеничные мечты. Меч ты. Одним словом - жалкое зрелище. Хлам и скука. Канун весны.
Рассеянно рефлексирующий, Иван сидел на Алёниной постели, прислонясь спиной к стене и поджав под себя левую ногу. Алёна пошла в душ первой. До Ивана доносился глухой шум воды. Алёна всегда подмывалась долго и тщательно. Аккуратная барышня.
В комнате было уютно. Синие занавески закрывали окно почти полностью. Ночник заливал треть комнаты мягким тонизирующим светом. Беззвучный телевизор нехотя разевал мерцающие жабры и жил своей отдельной жизнью. Диван, на котором сидел голый Иван, был старый, с режущими пружинами, заунывно подпевающими в такт военным действиям. Столик с двумя чашками недопитого чая и едва начатым тортом стоял напротив дивана. Рядом со столиком вольготно расположились два кресла, полных сброшенной второпях одежды. В углу возле окна древнее трюмо поглощало осадок света большим прямоугольным зеркалом. Перед зеркалом были расставлены и разложены разные тюбики и флаконы с томными ароматами. Запах в комнате раскачивался вязкий и кисловато-приторный. Женский запах, смешанный с мужским в пропорции 2:1.
Иван разогнул затекшую ногу. По ней тут же побежали колкие проворные мурашки. Иван закрыл глаза.
Головная боль. Достигнув 26 лет, человек обязан выбирать. Свобода выбора - омерзительное искушение. Лучше жить в гетто и ждать отправки в печь. Сложа руки. И чтоб в душе не крылья, а ошметки смешного жизненного опыта. Увы. Жизнь полна грез совсем иного рода. Основная забота - предохранение. От болезни, от правды, от нищеты, от себя самого. Жизненный принцип: все самое вкусное - на десерт. А десерт - прежде всего остального. И чтобы душа была маленькой и опрятной, как старушка на паперти. Все наполовину. Ни одного завершенного дела. И скука. Сука!..
Иван открыл глаза и поднялся с дивана, наступив на свежеиспользованный презерватив красного цвета, пахнущий земляникой. Отвратные изыски. Ивана передернуло. Головная боль почти прекратилась.
Хлебнув пару глотков чая, Иван подошел к зеркалу. В это время шум воды в ванной комнате стих. Теперь она будет еще одну вечность вытираться и причесываться. И так каждый раз. Ритуал.
Иван посмотрел в зеркало. Раздражение исчезло. Он увидел свое тело, свое лицо. С удовольствием потеребил угомонившийся член. Улыбнулся своему отражению. Иван любил себя. Баловал. Критиковал окружающих, а себя самого буквально носил на руках.
В глазах у Ивана появилась заинтересованность. Настоящая непритворная заинтересованность. Он изучал хорошо знакомый объект. Радость узнавания - самая, пожалуй, достойная и частая радость, доступная натурам любой степени одаренности. Идиот узнаёт кадр любимого фильма и радостно пускает изо рта пузырь смеха. Самодовольный выскочка узнаёт в зеркале себя любимого и легко избавляется от мигрени. Умудренный жизнью скептик слышит из уст идиота избитую истину и внутренне удивляется веселому однообразию жизни.
Внезапно Иван увидел в глубине зеркала рыбу. Она извивалась и блистала тусклым подводным блеском. Иван на мгновение опешил от недоумения и ужаса. Рыба исчезла. Иван громко выдохнул и собрался, было снисходительно улыбнуться своим нелепым фанта... Рыба появилась вновь. Столь же внезапно и немыслимо. Иван решил, что теряет рассудок. Зрачки его широко открытых глаз расширились неимоверно. Из глубины зеркала рыба приблизилась к поверхности. Иван увидел холодный рыбий взгляд. И завороженно протянул руку к зеркалу. Рыба испуганно остановилась, едва пошевеливая хвостом. Иван протянул руку прямо в зеркало. Кисть прошла сквозь зеркальную поверхность, словно через водную гладь. Рыба в панике развернулась, рванулась в глубь. Но Иван успел ухватить ее за холодный сухой хвост. И тут же пожалел об этом. Рыба рванулась так истово, что Иван не устоял на ногах и, опрокидывая с трюмо на пол тюбики и флаконы, повалился в зеркало лицом вперед. Зеркало беззвучно втянуло его. Как трясина.
Дверь ванной негромко хлопнула, и Алёна вошла в свою пустую спальню.

30/06'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня