линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

поэзия
Алексей Романовский

v2 (1998 - 99)
Пальцами в небо - динамики ста алтарей,
 Окон двоичный узор
  ладонями жмет тормоза.
 Четки стучали подковами - ну, поскорей!
 Тактом мерцающих букв
  давно покраснели глаза.

 Каждый с мороза вошел в переполненный зал,
 Глянул в стенные часы,
  поближе к экрану пролез.
 Кровь и огрызки толпящийся гам зализал,
 Свернуты клочья афиш,
  остались обои небес.

 Demo закончилось, выпав из сна под трамвай,
 Шторы задерни нагие,
  кофе остывший разлей.
 Тих махаон в ацетоне - ночная Москва.
 Титры уходят в зенит -
  панели горящих нулей.

* * *

 Стер отпечатки лап до сверхкостяного блеска,
 Вытер свой кеш и стек, сбросил десятки кож.
 Только отщелкнул лампу, вновь натянулась леска:
 Прямо сейчас - на снег. Прямо сейчас - под нож.

 Поезд цыганский давит шпалы в песке-мазуте,
 Ночь из прямых углов строится второпях.
 Эхо подобно лаве, пару разлитой ртути -
 Выдох умолкших слов всех, кто убит в степях.

 Холод и острый месяц им не дают скрываться,
 Спал синевы накал, иней в оврагах сед -
 Все, кто сейчас не вместе, вышли на связь в двенадцать;
 Я выходил и звал; я не прочел ответ.

 Слезы, проснувшись, вытрешь. Метко, товарищ, целься! -
 Клювом стучит в карниз утренний нудный DOS.
 Жидкий азот вскипит лишь там, где сомкнутся рельсы,
 Скоро ли им сойтись - это второй вопрос.

 Трасса быстрей и строже режет асфальт когтями:
 Зеркало сбоку - ложь. Шаг за бордюр - побег.
 Но объясни мне, Боже, что же меня так тянет
 Прямо сейчас - под нож? Прямо сейчас - на снег?


	Из алого блокнота (лето 1999)

Начиная блокнот, ты испортишь еще один мир
Из коллекции данных тебе в ощущенье практически даром.
Оставляющий след на бумаге, как правило, смотрит в надир,
Не заметив в упор
Пролетающих пчел, что его осыпают душистым нагаром,
Расширяя обзор,
Превращая свой остров в атолл, отверждая гектар за гектаром.
Ты идешь, пополняя offtopic-листы,
Собирая висты,
И кустарник твоих берегов, и морские ежи в глубине
Благодарны тебе за твои завершенные жизни,
Что осели скалистой породой на дне.
Но ты полон воды, и тебя не колышут ни бриз, ни
Надоевшие с раннего детства припевы-отпевы,
Ни шаги моряков, обозвавших тебя в честь какой-то своей королевы.

* * *

Очередь гильз на серых бинтах
Строем идет ко дну.
Там, на глазах мелованных птах
Кто-то сыграл в войну.
Берег оправлен в траурный мох,
Свет на конце иглы.
Кофе - напиток быстрых эпох,
Высохшей в торф смолы.
Свист узколобых каменных плит,
Режущих воздух вспять.
Выжатым с карт на самый отшиб
Где же еще стоять?

* * *

В раскаленном такси тишина и торжественно душно,
И вписавшийся в трассу не может не быть искривлен.
Это наглая ложь, что тебя никуда не везут -
Ты всего лишь не жив эти жалкие двадцать минут,
Иероглиф компактности жарких блестящих племен,
На скрипящем сиденье японской проставленный тушью.

Ты немногим свободней гребца из античного трюма,
Ты значительный узел в клубке безусловно своих;
И, заметив на пальцах следы типографских чернил,
Закрываешь газету и вновь погружаешься в ил,
Обтекаемо вылеплен в глине семейством кривых -
Если руку в окно, растворится без боли и шума.

* * *

Приятно в тундре ржавых гаражей
И ржавых шпал, где город, отступая,
Смешал со стоном дряхлого припая
Железный гул подземных этажей.

Приятен звук дифракции ножей
О кости мелового ископая,
Тропа, непредсказуемо слепая,
И страх месторождений сторожей.

Приятно быть не выше тростника
Там, где вода распластанно мелка.
Приятно крикнуть: "Запишись, Акела!"
Приятно мерить лотом тишину.

И жить в прямоугольнике прицела,
И помнить это, отходя ко сну.


	Осень 1999

Третий выход с площадки давно и безбожно зарос -
Проползай, акробат, если дорого зрение - гнись.
Переулочки здесь - шириной в человеческий рост,
А иные - в охват, а иные - под арку и вниз.

Голубятня у насыпи, дом и скамья за углом,
Остановка ЛиАЗов, но редко, и лучше пешком.
Кислый запах песка со слюной, да бензиновый гром
С языка рикошетом и в темя тяжелым мешком.

А по осени вновь лопаства облетает с винтов,
И в сиреневых лужах кривятся стальные мосты.
А твои все пекут пироги, да ласкают котов,
А у них под ногами - по семь этажей пустоты.

Кто-то вышел на курс, комбинируя Ctrl и Alt,
Кто-то вспыхнул на взлете, и сажа утратила вес -
Но тебе остаются лишь мокрый осенний асфальт,
Перебежки дворами и гулкий прохладный подъезд.

(на старую строгинскую мелодию)

В запертом подъезде клочья запаха травки,
Сажа на побелке, кровь на лестничной краске.
Сахар не желает растворяться без встряски.
Ждать не так уж больно и, поверь, безопасно.
Wait.
Еще - три - дня.
Еще - два - дня.
Еще - день...
Шорохи в глазах, и так натянуты веки.
Кто-то включит свет, чтоб перерыть твои вещи,
Солнце режет вены, но проем занавешен,
Полный круг часов закрыл каштановый вечер.
 (проигрыш)
Лица глянцево-рекламны,
Так предательски отстойны.
Ты подряд звонишь друзьям, но
Отвечает только "сто".
Где-то был пожар, но скоро станет прохладней,
Где-то над водой скользит дюралевый всадник.
В сумерках на трассе вдруг заклинило задний.
Дождь срезает листья на поминки асфальта.
Дамы убирают маникюр в рукавицы,
Слышен скрип страницы уголком по странице.
Спинка так нагрелась, что нельзя прислониться.
Хочется молиться, только занят провайдер.
Wait.
Еще - три - дня.
Еще - два - дня.
Еще - день...

1/11'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня