линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

поэзия
Алексей Романовский

v3 (2000)
(на старую самарскую мелодию)

В сломанном доме
тысячи дыр,
Запертый воздух,
тающий дым,
Дождь неумытым,
ветер больным,
Ласковый снег проснувшимся.

Чай из битых кружек, сыплющийся в пальцах хлеб,
Хриплого приемника чужая речь...
Нашим лучшим снимком будет черно-белый след,
Очереди птиц из тростника до плеч.
 (проигрыш)

* * *

Завтра кто-то с утра увидит распахнутый сейф,
Мелкой рябью по ребрам вдруг пробивается смех.
Вместо стекол в подвалах стаи картонных гусей,
Но приложишь ладонь к щелям - и почувствуешь снег.

А ты боишься - не пройдешь второй тур,
Сломаешь зуб, когда мякина во рту,
Мякина-сладость в ушах, плеск брызг, и не спрячешься чистым.
Кричи, чтоб дети обернулись в углах.
Я верю в то, что вижу, не закрыв глаз.
Я открываю горячий кран обливать себе кисти.

Мы играли в "который час" или "дай прикурить",
Поджигали бумажки, вот и спалили весь век.
Я устал собирать на ощупь рассыпанный рис,
Я заказывал масть - пока совпадает лишь цвет.

Кричи, чтоб дети обернулись в углах,
Я верю в то, что вижу, не закрыв глаз.
Я открываю горячий кран обжигать себе кисти.

* * *

Все мотивы обветрились, почта приходит без тем -
По колено в стоячей воде, по чужой полосе...
А деревья столпились за тем, кто начертит им тень,
За деревьями вправо и влево мерцает шоссе.

В темный облачный ил затянулась антенная сеть.
Руки в гипс рукава. Привыкать. Забывать ремесло.
И я слышал плеск луж, но не знал, что нам вместе к шоссе -
Я привык объяснять то, что ты понимаешь без слов.

Эхо хлопает в плечи, уходит обратно ни с чем.
Город пьян целлофановым светом, хотя еще семь.
На деревьях развешены связки промокших ключей.
За деревьями вправо и влево мелькает шоссе.

* * *

На земле налипли черные листья
шляпками вареных грибов.
Дождь висит бахромой с карнизов,
надо прижиматься левей.
Я прошел столько улиц, не глядя,
что меня могли сбить на любой.
Слишком много мелких денег в карманах,
много мелких слов в голове.

С подъездов осыпалась краска,
В подъездах заржавели замки.
С ними все понятно, я только не пойму одного:
Зачем я приехал сюда,
Зачем мне нужен этот квартал -
Улицы, как в зеркале, улицы, как вниз головой.

Дуги сварочных фар над асфальтом,
чтобы избежать катастроф.
Заголовки пожелтевших журналов,
шелест перечитанных книг.
Я не слышу, прекратился ли ветер
в серых лабиринтах дворов -
Рукомойник, стены кафельной шахты,
клетки, уходящие вниз.

С подъездов осыпалась краска,
В подъездах заржавели замки.
С ними все понятно, я только не пойму одного:
Зачем я приехал сюда,
Зачем мне нужен этот квартал -
Улицы, как в зеркале, улицы, как вниз головой.

* * *

Опять наступает жара,
мне не слышно ни слова от звона в ушах.
я бреду через битую глину двора -
с каждым шагом к чему-нибудь ближе на шаг,
но, похоже, еще не пора.

Листья неясного цвета
и дверная неприкрытая жесть,
четкость бетона и веток,
вид на город с десяти этажей -
все пойдет в ход,
когда мы сожжем
все, что нам приходится жечь.

* * *

Узор яблонь.
Холодный блеск крыш.
Сидеть жестко - сдвигать чужие вещи на край.
Нет воды, нет света, нет тока в сетях.
Первый этаж, тюль в окнах без ветра с утра.
Время идет мимо тебя.
Время идет мимо.

Ползут пятна.
Пятно тени - пятно жары.
Размах жести скрывает города и леса.
Все свои, все братья, никто не одет -
летнее время, еще не сентябрь, еще не гроза.
Время идет мимо тебя.
Время идет мимо.

1/11'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня