линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Сергей Шаргунов

В постели с...

Шурандин в постели с девкой Юлькой, уже спящей и угомоненной. А, помнишь, Шурандин, как ты был с Алиной, и внезапно очнулся от того, что она лукаво смотрит на тебя, и лисий взгляд ее сочится сквозь пальчики в светлом сумраке, и она, Алина, приподнялась на локотке.
Шурандин, 19, по-прежнему трогательно влюблен в Алину, 22.
Он вспоминает самое начало. Его отчаянное, потустороннее состояние, завязывание со всеми делами, дружбами и даже штучками-девками. И вот, дурная компания, недорогая забегаловка. Алина, очутившаяся напротив за столиком. Музыка, болезненное свечение телевизора, звон приборов, плеск водки. И Алина напротив. Окруженная подлыми бликами и речными гулами, знакомыми и любовниками, душистыми волосами и белым блеском зубов, она, Алина-вечерняя, чуть подавшись вперед, спросила: "Будете со мной дружить?" И - его безмолвный краткий кивок стриженой головой, так, что шевельнулись лопухи ушей. Они стали дружить: мальчик для битья + "большая девочка". Честно говоря, он был готов к худшему. К рабству, кстати... Но при этом еще не испытывал никаких эмоций.
Он вспоминает спаленку в ее квартире на 15 этаже, где за зашторенным балконом разливается водянистая полночь ранней весны. Шершавые губы "школьника", затерянные среди гладко растянувшегося тела девочки. Алинино глубинное дыхание, переходящее в рыдающие скачки. И в ответ на страстную ее просьбу - дурацкий, по-шурандински внезапный, отрывистым шепотом вопрос: "А почему выше?". И Алинин хохот, и даже хлопанье в ладоши. О, именинница!
Именинница? Чужая всему алая детка. Алина в рамках реальности - цветок в петлице людоеда.
Разумеется, она существует в состоянии непрерывной пытки. Ей, Алиночке, очень плохо ТУТ. Каждые пятнадцать минут у нее как бы ломка. Но в перерывах между этой ломкой, что происходит? Всегда ли, Алина чувствует себя одинаково ужасно? Роль - это неизбежно некий комфорт. Декларируя вечную отчужденность, не играет ли она роль?
Шурандин вспоминает вагон метро. Покрытые неживым сумраком, они сидят рядом, и Алинина льняная голова, неотрывная, у него на плече. Голова и плечо - сладкий плод и костистая ветка. Бедная девочка притомилась, отдыхает от липкого яркого дня в подрагивающем вагоне подземелья.
Мутным утром после того, как он впервые остался у нее спать, они лежали на диване, в сером свете, уже одевшись для дня, упакованные и собранные для всякой там реальности (он опаздывал на учебу, к ней через полчаса должны были прийти гости). Она - в широкой майке и кожаных штанах, он - в рубашке и джинсах. А между тем, лежа, они сплелись, как два гибких растения, не в состоянии расстаться друг с другом. "Шурандин" - иногда живо произносила Алина (не как обращение, а как отдельное слово), и тотчас ножка ее возбужденно дергалась, объятая ногой Шурандина, словно это невропатолог своим молоточком саданул девочку под колено.
"Но мы с вами все равно поссоримся". - сказал он ей в начале дружбы, ничего не подразумевая, просто прозревая будущее. "Ты чего! - изумилась Алина. - Я ни с кем практически не ссорюсь".
Коленки Алинки.
"АЛИНА МИЛАЯ МОЯ, БЕЛАЯ СТЫДОБА, НЕЖНО БОЛЕЕТ", - плыли в мальчиковой голове странные слова. Он приезжал лечить девочку, у которой тяжело горело горло, и давал ей мягкий тягучий мед с ложечки. Алина смотрела талыми глазами и моментально сглатывала медок, закусывая им глоток водки.
А помнишь, Шурандин, ты примчался к ней ровно на двадцать минут через весь город? Она встретила тебя в дверях квартиры, повлекла на черный ход, где дул ветер, и ласкалась, и шептала "Шурандин. Шурандин". А потом вы зашли в квартиру, звонил телефон, номер определился, шурандинские родители разыскивали сына (он убежал из дома). И Алина с Шурандиным, и Шурандин с Алиной, пропадали в ласках, в темном коридоре... И телефон звонил просто так...
Вскоре после их знакомства Алина томно, но вместе с тем, как 5-ти летняя кроха, сказала, опустив глаза: "Было бы забавно, если б вы в меня по-настоящему влюбились". Шурандин купил вино "Свадебное", прямо в магазине порывисто тянул пробку штопором, и открыл зеленую бутылку, чуть ее расплескав. Алина пила-пила, оставляла мелкие следы очень крааасного кусачего рта на горлышке бутыли, просто куски краски. А потом дала Шурандину губы, согласилась принять большой шурандинский поцелуй (заметим, к поцелуям она относилась серьезнее, чем к постельной возне). И алый иней остался на губах у нашего малыша.
Однажды на эскалаторе он обхватил ее, захмелевшую после бара. Девочка, ломаясь в объятиях Шурандина, опрокинулась, упала спиной. Тотчас из шурандинских рук птицей вылетел целлофановый пакет, набитый важными текстами, десятки листов рассыпались по всему эскалатору. Из будки выскочил приземистый смотритель, дернул рычаг "СТОП". Приглушенно переговариваясь, пассажиры робко, на цыпочках обходили поднимавшуюся Алину, Шурандина, собиравшего бумаги.
Стоп! Действительно, стоп! Когда же он точно повелся? Когда почувствовал, что попал, после чего она позволила себе отодвинуть подростка тупым носочком туфли. Это произошло тогда, когда осознал, что ревнует Алину к многочисленным клейким уродам.
На Алинином дне рождения, он открыл плотно придавленную дверь на кухню, и увидел там свою девочку на коленях у красноволосой обезьяны. Шурандин тотчас тихо прикрыл дверь обратно, и ни разу не касался этой истории в разговорах с Алиной. Правда, в течении последующих дней пяти дурная девочка, как бы компенсируя ситуацию, то и дело вскакивала на твердые шурандинские колени, и наедине, и в обществе.
Шурандин вспоминает, как однажды ночью на подходе к Алининому дому они увидели проститутку (какую-то белую крысу) и приценивающихся мужиков. Алина демонстративно встала рядом: "Может и на меня среагируют, а?"
Уже в конце их дружбы они стали общаться за деньги. Наш мальчик экономил на завтраках, одалживал деньги, откладывал деньги, выбивал гонорары за статьи - усердно копил нужные суммы. Он отдавал Алине все свое драгоценное, свое бижутерийное время... На утро у них в институте писали годовую Контрольную, а он спал рядом с Алиной, и это стоило ему (просто поспать рядом) - 500 рублей.
"Все, Шурандин. Я исчезаю". - сказала она как-то, придравшись к какой- то его неуместной фразе. "Ну, и пока", - повесил он трубку. С тех пор они не общаются.
С тех пор он снова общается с ровесницей Юлькой. Та спит рядом, задорно выдыхая темную мглу

30/10'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня