линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Сергей Шаргунов

По дороге в Пермь

Дело происходит в 150 км. от города Перми в конце лета, мне 14 лет. Недавно прошла полоса дождя, погода - серая, земля расползается под ботинками. Мы с дядей высадились из автомобиля, и заходим за ворота храма. Храм не простой, одна из стен его ограды - кирпичная стена зоны, сверху увитая колючей проволокой. Вровень с колокольней - вышка, на ней одиноко маячит часовой. Дует холодный ветер, срывает дождевые капли с деревьев, с вышки, с храма, с козырька часового - бросает нам в лица.
Заходим в церковь. Облупившаяся роспись 19 века. В распахнутом окне сквозь незатейливый узор решетки видны мокрая зелень, кусок бесцветного неба и размытая дорожка. В этот час священника в храме нет, есть две прислужницы, тряпочками протирают медь подсвечников. Это набожные женщины лет 50-ти, в узких платочках, сжимающих их женские седеющие головы. Лица у женщин сухие, особенно сухи уголки глаз, возможно, от частых рыданий. Прислужницы покончили с подсвечниками, одна из них принялась выметать красный коврик, другая - подходит к нам, шажок ее гулко разносится по храму. Мой дядя задает уместные вопросы: во имя какого святого церковь, когда служба, нет ли батюшки?
Женщина скупо и приглушенно отвечает. Порыв ветра проникает сквозь решетку, размашисто звенит окном. "А на колокольню к вам можно сходить?" - спрашиваю я (а сам в душе лелею мысль, с колокольни заглянуть на зону). "Нет, - торопливо говорит женщина, - Это невозможно. У нас даже в колокола не звонят. Проход на колокольню забили досками. Нам запрещено на колокольню подниматься, чтоб мы не смотрели, чего там, у зэков происходит".
Пока дядя беседует с прислужницей, я выхожу во двор. Снова накрапывает дождик. Мальчик моего возраста работает во дворе, откуда-то из-за храма он приносит полную лопату темного жидкого дерьма, сливает ее в яму у ворот, и уходит назад с опорожненной лопатой. "Все-таки странно, - думаю я, - что же это он не может набрать полное ведро дерьма, а потом уже слить. Что ли ведра у него нет?" Мальчик обращается ко мне, и тут по шутовским гримасам, искажающим его лицо, по манере речи, я понимаю, что предо мной - дурачок. "Вы из Перми?" - спрашивает мальчик.-"Нет, из Москвы".-"Из Москвы?"-мальчик восторженно смотрит на меня. Он стоит, держит лопату на весу, в драной телогрейке, личико запаршивело, грязные скулы. "Послушайте, - говорит он, - Пришлите мне часы из Москвы! У меня часов нету, как мне время узнавать! Только такие пришлите, ручные и электронные!" Я киваю. Куда я пришлю ему часы? Надо узнавать адрес, а мне не охота об этом беспокоиться.
Несмотря на дождь, я запрокинул голову. Сейчас меня интересует не приходской мальчик, а вышка и мрачный человек на вышке. "Часы, а?" - просительно бросает мальчик, проходя с опорожненной лопатой. "Хорошо-хорошо. Обязательно", - говорю я, жестокий и ленивый, его сверстник. Неотрывно слежу за вышкой, за шевелением на ней. Солдат наверху, угадав мой к нему интерес, внезапно разворачивается, и начинает медленно махать рукой. Я, подросток, стою на церковном дворике, гляжу на вечно готового к стрельбе человека, несущего службу среди уголовников. И тоже машу ему. Может быть, я напомнил ему сына? Между нашими взмахами - серый дождливый воздух. Две машущие руки. Два мира. Тут до уха моего долетает странный топоток с той стороны стены ("А! Это зэков выводят на прогулку", - почему-то радуется застывший рядом мальчик). Человек на вышке стремительно отворачивается. На меня он больше не смотрит, он весь нацелен туда, на своих прогуливающихся. Каждую секунду он готов стрелять. Пальцы только что махавшей мне руки теперь на спусковом крючке.
Из храма выходит дядя. Мы садимся в машину, и уезжаем.

30/10'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня