линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Максим Бундин

РАССКАЗИКИ

РАССКАЗИК 1

Он - немолодой сластолюбец и немного брюзга. Она - еще молода, и даже не пользуется косметикой. Он - певец бухучета, гордо несущий сорокалетнее брюшко по ветру бытогого спокойствия. Она - интересуется живописью, знает наизусть меню недорогой ресторации и как отстукивать SOS по азбуке Морзе. Он - неуютно расположен на этих строчках и недо- недовольно морщится. Она - мило улыбается и посылает воздушный поцелуй. Я: "Описываемые, мне нравится эта женщина!".

10.10.00.


РАССКАЗИК 2

В приемном покое поликлиники сидели люди. Человек, сидящий напротив окна, ни чем решительно не отличался от других пациентов. Но он был не обычен. На нем были шарф и пальто. Но позвольте, мириады людей ходят в шарфах и пальто - вскричит нетерпеливец. Да, дружочек, ходят! И пускай ходят, бля, я что, бля, им, бля, мешаю что ль? Насрать на них, ты бы бля ебальничек-то бы бля прикрыл, пока умных людей слушаешь, ебанат хуев выискался бля! Так вот, сидит пресловутый человек и думает. (В общем-то он и отличается от других образом мыслей, а не внешним видом.) Думает такую думу: "Вот ща зайду ко врачу... и что я ему скажу? Ах да, жалоба на мигрень, насморк и боль в горле... но вдруг я войду и заявлю с порога: "Батарейка!"... интересно, что доктор подумает." Тут в мирное течение думки вклинивается рассудок: "Что стобой?, Зачем тебе это надо?, Какая еще батарейка?, Делай свое дело." "Нет, ну а все-таки - не унимается думка - что будет?" "Не занимайся ты ерундой, займись делом" - настаивает рассудок. Долго ли - коротко ль, проистекал бы еще спор, но тут человека вызвали ко врачу. Он рассеянно вошел и сел на предложенный стул. Врач заботливо распрашивал о недуге и болезный охотно отвечал. В неопределенный момент врач о чем-то задумался. Тогда человек, отведя потупившийся взор, скромно возвестил: "Батарейка".

"Что?" - удивился врач


РАССКАЗИК 3

Моросил противный дождь. Капли на мгновение зацеплялись на краях зонтов и одежек
прохожих и неудержимо срывались вниз. Очередной день предоставлял внеочередной туче
право пользования улицами. Тусклый люд старался не выходить лишний раз под моросящий
дождь, как-будто боялся, что ворсинки воды сотрут последние краски. Только серые очертания домов воздевали растопыренные антенны, пытаясь принять палитру неба.
Вдоль проспекта шла колонна, состоящая из агрессивно настроенных молодых людей. Судя по претенциозным шлепкам по лужам, демонстранты пытались маршировать... Над головами развевались флаги, транспаранты и лаконичные лозунги. "Империя! Империя!", - выкрикивала толпа.
Г-н Березовский, услышав какой-то гомон на улице, встал и подошел к окну. Чуть приоткрывшему штору, г-ну Березовскому, открылся вид на улицу. "Империалисты идут", - сказал с довольной усмешкой олигарх, обращаясь к кому-то в глубине комнаты.


РАССКАЗИК 4 (политобозрение).

Однажды Вовка Пулин объявил, что на урок иностранного он не пойдет. Родители переполошились. Как так? Почему? Пытались Вовку спрашивать - бормочет чего-то невнятное. Вся семья на ушах. "У тебя же контрольная!" - восклицает мамаша. "Учеба в школе - это твоя работа - авторитетно заявляет отец, и добавляет - особенно, когда контрольная". Распахивается дверь кухни и бабуля, вытирая полотенцем посуду говорит: "Да ему ничего не надо! Вы на него посмотрите только! Это же не ребенок - это черт знает что!" А Вовка прячет глаза и говорит: "Да ладно, пойду", затем добавляет: "Контрольная как-никак". После, минуту помолчав: "Нет, не пойду - не хочу, я лучше гулять пойду". "Да как ты можешь, ты ведь своим
поведением бросаешь тень на нашу семью, недотепа" - возмущаются родители. "Не пойду и все тут!". "А может пойду" - продолжает Вовка. Потом встает и выключает надоевший телевизор. Голоса пропадают.


РАССКАЗИК 5

На перекрестке кобыла отчаянно запрядала ушами, косясь влево. В тот же миг на перекресток вылетел космический корабль и притормозив, направил взгляд перескопа на Владимира Ильича и его бричку. Сам Владимир Ильич снял драную ушанку и, кряхтя, поклонился неизвестному барскому экипажу. Конечно, вы скажете, отчего этот ваш Владимир Ильич сразу не подбежал и не открыл дверцу в надежде получить гривенник? Отчего же нет, спрошу я в свою очередь? Оченно даже подбежал и даже пытался открыть дверь, да только неизвестный экипаж тотчас умчался, предварительно обдав Владимира Ильича парами неизвестного газа. Вот так. А Владимир Ильич поехал на Моховую, развозить подвыпивших господ по домам с бала который давала одна очень даже приличная особа. Вот так.


РАССКАЗИК 6

Жила была собака. У нее и кличка была "Собака". Вела она непростую собачью жизнь. И вот, как-то вздумалось ей лаять по-цигански, в заворотами на конце, срывая нотки. Сказано -сделано, пошла она, значит к циганам и говорит, мол, научите меня люди добрыя по цигански нотки заворачивать. А цигани ей и говорят: "Ты, собака, ступай подобру-поздоровому, пока мы из тебя начинку для пирожков базарных не зделали". Обиделась собака и пошла к цигану -отшельнику, раньше и такие водились. Вылаяла ему свою просьбу. Циган с радостию взялся за дело! Только он не знал с чего нужно начать. Для начала походил на ногах, потом на руках, а затем и вообще, стал исключительно колесом передвигаться. Видит собака эту картину, наглядеться не может. И потихонечку стала выть и лаять и плисать. А под конец рассказа
стала нотки с деревьев срывать и обратно под язык заворачивать. В общем черт знает что: с одной стороны собака над деревьями глумится, с другой - ополоумевший циган колесом передвигается.
С тех пор в деревне поговорка появилась: "На стенах не писать".


РАССКАЗИК 7

Лист пожелтевшей бумаги, покачиваясь, опускался на пол. Легкий ветерок, сдувший лист, бережно придерживал края и гладил желе высыхающих чернил. Вздуто засохшие чернильные дорожки вызывающе выделялись на желтоватом фоне. Черное + желтое. Стыдливые углки свернуто шепчут о ненаписанном. Хватило бы чернил... Но пока лист фланирует вниз. Как вальяжная дама, спускающаяся по ступенькам, придерживает край платья, так и лист, спускаясь по ветру, придерживает свои уголки.
Вот лист на полу... По полу топают двухлетние ножки. Ножки не видят смысла в чернильных
дорожках на желтом поле. Уголки стали не закрученые - захлопнутые. Дорожки разбились на поперечные тропки и смысл оттого стал более ненужнее. Убежали ножки.
И кому какое дело, что ножки насовсем убегут через три года, так и не поняв смысл черных дорожек. А скомканый лист будет незамечено продолжать желтеть. Еще очень и очень долго...


РАССКАЗИК 8

В овраге валялся пьяница. Еще хорошо, что лето было на дворе, а то совсем замерз бы. Пьяница балакал что-то по -пьяному, пел пьяные песни и пьяной рукой чесал не менее пьяный живот. Песни его были про какую-то пьяную страну, помыслы были, о том, как бы подольше не трезветь и т.д.
Мимо оврага шол деревенский отряд и горланил речевку: "А ну-ка, давай-ка, уебывай отсуда! Деревня без пьяниц! Овраги без хмырей!" Командир, по политической близорукости, не посмотрел в овраг, а если бы посмотрел, худо бы пьянице пришлось. Но отряд прошел мимо. Пьяница же, неумело шифруясь, выполз из оврага наверх и грязно выругался вслед удаляющемуся отряду.


РАССКАЗИК 9

Она криво улыбнулась, и послала водиле прощальный поцелуй. Водила сиротливо затянулся и, выкинув окурок, залез в кабину. Машина тронулась, а он думал о ней. "Какая прекрасная дама!" - звучал восторженый крик в его оглохшей от счастья голове. Но счастье было напрочь растворено в горе. Ведь он только что ее высадил. Какая утрата! Ей надо было выходить... Нужно было ее украсть, увезти, подальше от всех, в Сургут, в Индонезию, к черту на кулички... Нет, все это глупо. Надо просто выкинуть ее из головы. Прямо мелодрама какая-то, из-за бабы. Ишь, небось сама думала, что жалко будет высаживать, нет уж, высадил без выпендрежа. Краля какая нашлась! Нет, все же она чертовски привлекательна и ведь не столько внешне, сколь поведением, что ли, манерой общения... Дама все таки, настоящая дама. Не просто дама, а прекрасная дама. Ух, черт подери, выражаюсь прямо как поэт какой-нибудь! А что? По молодости ведь писал что-то? Ну! Так и сейчас напишу, и не что-нибудь, а стихи о Прекрасной Даме! А? Как звучит? Да, точно, напишу стихи о Прекрасной Даме.


РАССКАЗИК 10

В этот вечер весь люд спешил особенно быстро. Уличное движение напоминало бурлящую живую массу из спешащих в разные стороны людей. Темные переулки скрадывали спешащего с работы человека с такой же интенсивностью, как и озаренные неоновым светом рекламы центральные кварталы. С высоты это все напоминало гигантский муравейник. В муравейние было вытянутое столпотворение жуков - автомобилей. Визг автомобильных гудков порой перекрывал гвалт толпы. Люди, переругивались, пересмеивались, пили, и при этом все на ходу! Некоторые умудрялись среди этого напряжения еще и флиртовать... Все спешили на телевизионную премьеру научно-популярного фильма!


РАССКАЗИК 11

Щелкнул обогреватель и комната незаметно стала наполняться теплом. Электрокамин ненужно включился и стал помаргивать нарисованными язычками огня. Холодильник тоже незаметно включился на полную мощность. В это время занавеска, висевшая возле обогревателя, стала тлеть. Заработала первая программа телевизора и диктор со смехом указал внутрь комнаты.
А внутри комнаты работали уже все электробытовые предметы на полную мощность. Только принтер, неспеша поерзывал бесконечно печатая: "Опасность! Опасность! Опасность...."


РАССКАЗИК 12

Жил-был Синдерюшкин. А впрочем не было никакого Синдерюшкина - я все наврал. Синдерюшкин в это время ехал в трамвае и распевал оперную сонату ре-мажор. А мне наплевать на Синдерюшкина. Он не умеет правильно сгибаться! Поэтому он мне крайне несимпатичен. И я плевал на него! Вот тут и сказке конец.


РАССКАЗИК 13

Собрались как-то дети и стали друг другу рассказывать кто что ненавидит. Один, например, мыться, другой воспитателя, третий еще чего-то. И вот самый рыжий говорит: "А я кашу манную не люблю". Как ему досталось! Его колотили все. А все почему? Потому что остальные кашу любят? Не-а, потому что он - рыжий. Мораль: не выебывайся!


РАССКАЗИК 14

В тридевятом царстве, в далеком государстве жила-была баба Яга! И все ее ненавидели. Она
на рынке торговала и обвешивала каждого третьего, а то и второго. Она также делала маникюр и педикюр, да еще ходила три раза в неделю на частный сеанс психоанализа, что давало почву к еще большей неприязни к ней. А когда она проходила по улице, то все бросали свои дела и незаметно провожали ее взглядом. После чего шумно и дружно обсуждали личную и общественную жизнь бабы Яги. "У нее нос кривой!" "Да что там нос? Вы посмотрите как она разговаривает с Саммертаймовым. Как будто он всю жизнь только и делал, что ковырял в носу. Причем не пальцем и не у себя." "Вы видели как она носит сумки? Как будто это портмоне." и т.д.
В общем нечего про бабу Ягу рассказывать. Зловредные мещане и так все рассказали...


РАССКАЗИК 15

Она лежала в огромной кровати и на ней был черный кружевной пеньюар. У нее в руках бы-
ло ведерцо с ледяным шампанским. Она была прекрасна. Вокруг было солнце - еще бы, ведь кровать стояла прямо на горячем пляжном гавайском песке. "Слишком здорово, чтобы быть
реальностью" - Пронеслось в голове у КДШ.
Тррррррррр-тррррррр, тррррр - звенел будильник. КДШ встал и, нажав на кнопку будильни- ка, пошел в ванную комнату. Будильник не замолкал. КДШ вышел из ванной и еще раз нажал на кнопку. Звенело. Тогда он сильнее нажал. Все также. Затем еще и еще сильнее. Будильник продолжал. КДШ, окончательно разозлившись, ахнул будильником по стене. Прибор разлетелся и КДШ пошел на работу.


РАССКАЗИК 16

Вагонкин последнее время часто бывал пьян. И сегодня, не удержавшись, он зарекаясь принял на душу. Алексею надо было мало, чтобы прийти в непотребное состояние. Но сегодня он ограничился двумя бутылочками пива. Первую взял, когда ехал с работы, а вторую, когда вышел из метро. Не пролив ни капли из мочевого пузыря, Алексей еще сорок минут трясся в электричке. Он уже подходил к дому, когда пресловутый мочевой пузырь запротестовал. Протест был силен. Алексей знал, что если думать о чем нибудь другом, а не о сортире, то протест (на время) сойдет на нет. Однако думать о другом было просто невозможно!
Вот подъезд. (Мучительное сжатие мочеиспускательного канала всеми внутренними ресурсами. (Включая гримасу)). Ступеньки. Лифт. О, боже, на двенадцатом стоит! Лифт напротив. На первом, отлично. Кнопка двенадцать. (Еще одно нечеловеческое усилие). Этаж. Ключ не сразу попадает куда нужно. Чуть ли не бегом к квартирной двери. Ключ не хочет попадать, а туалет в каких нибудь семи метрах от него в квартире. Алексей с ужасом понимет, что маленькая струйка просачивается, сквозь мышечное заграждение и его трусы начинают намокать! Дверь не открывается. Выходит старушка - соседка по крылу. "Здравствуйте" - "Здравствуйте".
Вагонкин пытается состряпать на лице хоть что-то приличное. По взгляду соседки видно, что это ему практически не удается. Но дверь отрывать надо, хотя горячие потоки уже омывают внутреннюю сторону левой штанины, и беспомощному Вагонкину остается только ждать спада горячей волны. Соседка, наверно, ничего не заметила. А Алексей размазал ногой лужицу по кафелю - дверь открылась.

30/06'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня