линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

поэзия
Максим Гревцов

СТИХОТВОРЕНИЯ (1996-2003 г.г.)
* * *

Посеребрилась осень
Воробьиным оскалом,
Изломом лебединых крыл 
Отражается в луже...

Проплывают деревья,
Стряхивая с себя влагу,
Мягко кутаясь в бетон зданий...

Исковерканный свет фонаря - 
Все еще свет.
Он питает осень огнем.

Нервной гусеницей 
Капля ползет по стеклу.

Музыка осени 
Смела с асфальта грубый летний мотив.

Послушай:
Осень поет так редко.

Черепаха в панцире
Станет пепельницей.
Человек под зонтом спешит на работу -
Станет сотрудником...

Ничего не слышит.

А ты?


* * *

Я прикуривал от искры Божьей,
Выпускал дым в небо -
И небо темнело,
Сплевывал на солнце -
И солнце шипело,
Солнце извивалось и гасло.
И тогда
Я светил этому миру,
Забывая про тот.
Но миру не нужен мой свет.
Как, впрочем,
И моя тьма..


* * *

Обхватив колени,
Сидеть в туалете
Курить и плакать о звездах,
Зарыться в бездомность остывшей кровати,
Смеяться о птицах,
Стать высокочастотным прибором,
Мерить пространство и время дыханьем,
Найти в себе вены, повесить на стенку
И думать о мысли,
Затеряться в удушливых норах созвездий,
Забыв о свободе и мертвом ребенке,
Утопить в стакане, 
наполненном жиром,
Красивую рыбу - 
Все это напрасно - 
Дождь будет соленым.


* * *

Гладят по голове.  
Голуби гнездятся и гадят.
На голубином говне скольжу, как на глине.
Глаза глазницами в меня вгрызаются громко:
В гроб, гнида, загремишь, мы тебе нагадим, гад,
Герой грёбаный...
Грохнем его!
Оградите!!!!
Ааа... Грехи грошевые...
Но нет уже рядом тех глаз, что не грызли, 
Тех,  что поили меня своей росой, 
Тех, в которых и утонуть не страшно... 
Тех прекрасных глаз цвета говна...
А из моих лишь гной сочится. 


* * *

Воробьиным воем я из дома выгнан.
Волнуюсь -
Выпотрошен весь... вздохи:
Засыхаю,
Замираю,
Засыпаю,
Вяну...
Весь воздух 
Пропитан крылами...
Вдыхаю вонь,
Вздулись вены -
Кажется, вывернет воробьем.
Но вежливый ветер, видя скорбь мою,  
Размозжил головы воробьев  
О бетонные здания, о высокий забор,  
О водосточные трубы...
Но поздно:
Пион уронил свой последний лепесток,
Я выронил сигарету и стало темно.


* * *

На полу,  
Словно на оконном стекле,  
Осколки ковра, лепестки пионов. 
Не смею шевельнуться,
Пройтись по трогательным осколкам  
Мертвого цветка.
Затаив дыхание приподнимаюсь на цыпочках,
Вглядываюсь в неопределенность,
Вглядываюсь в даль.
Не видать краев: ни начала ни конца.  
Весь мой путь покрыт мертвыми цветами,
Немыми птицами. Движение - ложь.
Стоять, не шелохнуться.
Ни с места.
Но тело несет меня вперед по трупам. 
Жить. 


* * *
    
Когда настало время умирать, 
Я стал общаться с собственной рукой...
И понял:
Дело в шляпе...
Я в трубе...
Мы в морге...
Она и я. 
Вдвоем - одни
Рука 
В любви мне признается
В это время старая китаянка ела дождевых червей, где-то на юге.

...я откусил себе палец.


* * *

Хочется ягоду
С хохотом пряничным
В подворотне прячется 
Топчется    пьяница

    Не Клоуном кривляется 
    Не Бог весть кому молится
    У Витрины корчится
    Стоном стынет, кается

Петухом кричит
По земле катается
В облака стучит
Собакой битой лается

    На небо пьяный просится
    Небесным просом пьянице
    Сыпаться хочется
    Хочется - хохочется

Все перехохочется 
Ничего не станется
Оловом  оплавится
Это вам не чудится
 
Рвет  
        -пьянь 
	-ягоду 
И по радуге
Прочь-
         Вдаль -
	Удаляется.


* * *

Боюсь лишь детей
Злым ребенком боюсь быть обижен
И нечего будет ответить.

Кровавые руки
Сопли
И мама.


* * *

Дети
Дети ли?
В поддых
По морде
Потом повесили
На перекладине бывших качелей
Висел медведь
Плюшевый зверь
Пуговицы
Пуговицы ли ?
Гной
Сочился из пуговиц
Гной ли ?
Дети
Дети ли ?
Так и я
Когда плюш сваляется
Когда мягкость жесткостью станет
Болтаться буду
Но сухи будут пуговки


* * *

Шестой укол
Шестой приход
Адреналина.
На улице скользко
Скользкая обувь
Скольжу ...


* * *

Шум.
А с ним -
Ужас подъезжающего поезда
Граничит со смертью
Я себя не слышу
Я себя уже не слышу
Я тебя уже . . . ...


* * *

...Растягивали улыбку
Резиновая думали
Распять желали
На прочность проверяли ...
Не вышло
Порвалась
Лопнула
В гримасе съежилась.


* * *

Корчилась
В судорогах
Билась
В простынях
Ночь белая
Мягкотелая
Вымучила
Ребенка черного
Мертвого
Выкидыш ...
Вот так возникают
Бездарные, черные дни.


* * *

Простуженный электроголос
Сказал ...
А ты ...
Не послушала.
На "Алексеевской" вышла
Покинула.


* * *

Вот кабы уснуть
Я уже не кричу по ночам
Капает ртуть
Ура молодым палачам.
О, если б знал путь
Не плачу теперь по утрам
Один только грамм
                              нужен нам
Виват пожилым скрипачам
        И снова мы там ...


* * *

Отчего
Все те, кого я любил, 
Стали осенней листвой?


* * *

Мы совсем заблудились,
Как дети в лесу.
Кто уснул под сосной...
Кто под березой...
Кто-то бродит бесцельно...


* * *

Из кармана
Кожаной куртки
Вытащи ночь,
Раздели на то, что было и будет.
Результат ты узнаешь утром. 


* * *

Слаб не слабый,
А лелеющий слабость.
Умен не умный,
А провозглашенный умами.
Настоящее дерево
Даже в огне изящно.


* * *

Ну что же, до завтра. Увидимся в  морге. 
У меня будут белые губы, простынка и бирка. 
Мой номер нечетный. Узнаешь меня без труда. 
Смотри не опаздывай. Да, оденься получше. 
Ну все, не прощаемся. Я буду ждать. Я это умею.


* * *

Снег бился в окно, слепой мухой.
Просился в тепло.
Отдохнуть 
Отогреться просился, сам все понимая. 
Снег падал как мертвый.
Черный шел снег. - Лежал мертвенно бледный.     


* * *

Бесценный лом  
Святых деревьев
С хрустом вдавливаю в почву,

С шепотом скользит сапог по глине.

Облака рыдают снегом
И слезы их, застыв,
Терзают тело
Недавно умершей собаки.
 
Снежинки чистые  
На запекшейся крови
Танцуют вальс или кадриль,
А после
Спать ложатся на танц-поле.

К утру - сугроб обычный.

Люди - на работу.
Дети - в школу.
Дамы - в магазины.
А я - к могиле.  

Сосед мой удивился:
Зачем цветы принес я к груде снега?

Оплакало небо собаку.
Кто же меня оплачет?

  
* * *

каждую ночь, я вижу во сне обветшалые дачи мои -
не мои - ничьи… и я всех простил… 
не могу обернуться… 
ни псом, ни веником, ни поленом, ни кочергой, ни головешкой, ни птичкой, ни бабочкой…
весь стелюсь, туманом кутаюсь…
кутаю , а нечего кутать.
Да и не к чему.  


* * *

Белый волк, воющий над трупом семилетней девочки, страшен не тем, что он волк, а тем, что он все еще голоден.

30/06'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня