линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Максим Гревцов

Глоток

Тщательно собираюсь. Допиваю кефир и доедаю крошки. Встряхиваю ящик с мыслями. Все мои усилия направлены на то, чтоб дойти до остановки тем же существом , каким вышел за дверь. Я не хочу. Боюсь стать всего лишь тусклым отражением ваших глаз. Ковыряюсь ключом в замочной скважине , чтоб было куда вернуться. Я ковыряю взглядом замочную скважину вашей души , чтоб было куда идти. Я иду к сутулым людям.
Красивые лица - лишь дуновение ветра.
Мне душно. Я жажду дождя. Копий небесных, чтоб пронзить эту мразь , дохлую, разлагающуюся шлюху , кишащую многоликими сутулыми червями, поедающими мертвое тело, мертвого города.
Красивые лица- лишь дуновение ветра ...
Набухшее вымя неба- давит. Страшно поднять голову , лицо уткнется в мягкую ,серую, кожаную тряпку, пахнущую стойлом. Где те копья что проткнут это небо... Где та спица что проткнет этот шарик...
Петля спокойствия- туго затянута галстуком на толстой шее довольных. Остальные, снуют, точно блохи, пытаясь движеньем и гримом любезных деяний спрятать в себе урода. Лица изъедены скукой, покрыты проказой пустых разговоров.
Тусклое солнце, выбитым глазом дворовой собаки, равнодушно глазеет на все с высоты.
Усталость. Весь день убивал в себе гада.

Размышляю о гиацинтах и апельсиновых корочках. Бреду по шкуре усталого слона в свое логово , в город.
Бесцельность преумножает рассеянную сосредоточенность. Концентрируюсь на происходящим, и не происходящим в округ. Дабы описывать, нужно знать зачем и к чему ты этим занимаешься , или нет?! Описание действия и действиев ради самого описания, или какого то черта все это нужно. Чтобы покрыть цветом белый кафель моего пути, надо думать или вспоминать, или вспоминать то что думал, , или думать что вспоминаешь... А потом неожиданно натыкаешься на что-нибудь неожиданное : разложившийся труп или цветок гиацинта. Что-то красивое. Начинаешь искать блокнот и ручку , что бы зарисовать увиденное, или записать выдуманное, и только тогда понимаешь, ты стоишь на автобусной остановке , и проносятся мимо...
Если мне повезет, если никто не собьет , не уронят меня, и не заберет, то я буду пить чай у Саши. Саша заваривает замечательный чай.
В автобусе душно. У него большой заварочный чайник, с розой, на гладком боку. Поручни вспотели. А если будет Катя, то мы будем пить чай с жасмином, с необыкновенным ароматом чай. Лысая сволочь наступила мне на ногу. Жасминовый чай заваривается только тогда, когда приходит Катя. Она приносит его с собой, в аккуратном пакетике.
Я очень давно не пил чаю. Если придет Тимофей то будет и сахар.
На остановке... народ покинул солон, освободив теплую кожу сидений. Она еще долго будут хранить тепло мягких задниц. Соприкосновение человека и кресла происходит по средством задницы. Приятно сидеть и смотреть. Иногда в окно. Иногда проезжают машины, иногда проносятся юные велосипедисты , иногда телеги запряженные парой ворон. Порой, дорогу перебегают лесные звери , переползают гусеницы, перелетают дятлы. Водитель должен быть очень осторожен и внимателен. По крайней мере следить за дорогой , по дороге ехать, а не сворачивать в поле, что делает этот идиот. Заходит солнце, закат сегодня особенно ярок. Сухими листьями в салон бьется ветер. Пассажиры молчат ,сосредоточенно пережевывая газеты. Каждый случайный звук - словно нож, входящий в мягкое тело горной косули. Пошел дождь. У Саши есть серебряные ложечки, а Катя расскажет сказку. Будут тени на стенах шаманить, под бубен не закрученного крана. Пассажир, в серой кепке, с жесткими белыми волосами, в мешковатом сером
костюме , бежевой рубашке - страстно целует свое отражение, водя губами и языком по стеклу. Стареющая, но еще женщина, ерошит прическу, и поплевывает в маленькое карманное зеркальце. Мальчик ковыряет в носу. Будут бабочки ночные , с удивительными песнями на крыльях, колотиться о лампочку ночного светильника. Будет время снова ставить чайник . Его крутые бока - вылизаны жадными языками огня ... является пар. Самое время вытаскивать из сумки варенье. Самое время- пересесть на ковер , погладить Катю по голове, и рассказать Саше историю о седьмой дочери Людвига Бохнера. Автобус выехал на дорогу. в кустах заплакала жаба. Машина затих на остановке, под фонарем.
Шипя и извиваясь в лужу упала звезда , похожая на свиное сердце.
Мальчик вышел из автобуса первым , коснулся рукой асфальта, и растворился в тумане. Стареющая, но все еще женщина ,раскрыла старый черный зонтик, пахнувший дождем, и уверенно зашагала в сторону чернеющего леса. Я закурил сигарету, задумался... и только пассажир продолжал раздевать свое отражение. Хорошо бы, протянуть Саше фарфоровое блюдечко с земляничным вареньем , растворить в стакане сахар, а потом достать револьвер и застрелить гостеприимного хозяина. Вот Катя удивится. Мои ноги пережевывают фольгу ломких листьев. Левая рука, с кольцом на мизинце, носит сигарету потрескавшимся губам. Правая- с медным кольцом на большом пальце, плывет по волнам близ дорожных кустов ,считывая листья. Асфальтовая тропинка к дому поросла мхом. Саша развалился с дыркой в голове , обрызгал тени красным, и чай не пьет. У светофора на право. Катя тоже не пьет чай, она расстроилась, и моет посуду. Пустые чашки, ложки и блюдца, весело танцуют в ее нежных руках, пересмеиваясь с деловитыми брызгами. Третий подъезд, последний этаж.
Чтобы расколоть скорлупу тишины, я начинаю рассказывать историю о съеденной вчера обезьяне. Лифт.
В лифте темно. Понимаю всю тщетность. Звонить три раза. Тогда, я достаю нож, и втыкаю его Кате под ребра. Нож входит плавно и мягко, как рука с бронзовым кольцом на указательном пальце, в зеленой резиновой перчатке, погружается в утробу роженицы. Катя разбивает черепаший панцирь тишины , омывая кухню сверкающем при электрон - свете криком и чистой кровью. Она кричит так громко , так красиво - громко, что гиацинты вянут от стыда. И в комнату входит сосед, в пальто и грязных сапогах. Входит, не вытирая ног. Придется угощать земляничным вареньем человека, мало приятной наружности.
Так что, лучше я не пойду к Саше, и не буду пить чай, а поем лучше супа у Антонины Михайловны. Она готовит изумительные супы. У нее есть большая супница, с розовой розой, на гладком боку. Кажется, сегодня будет борщ.

30/06'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня