линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

проза
Максим Гревцов

Четыре

В темном и сыром подвале, где на пустых полках гнездились лишь мухи ,и пауки разбрасывали сети, где электричество перегорело уже как год, и доски обслюнявила плесень ,стояла прижавшись к стене жалкая старушка, в цветастом халате и в тапках, на голую ногу одетых. Она грозно шамкала покосившейся вставной челюстью, отважная женщина.
"Я не знаю ничего. Чего вы от меня хотите, сволочи. Я все равно ничего не скажу. Я не знаю куда он дел колбасу. У меня ее нет. Пропадите вы пропадом...!"
У жалобных старушечьих ног сидели четыре черные голодные крысы, сверкая страшно-красными глазами , освещая чулан. Страшные твари вели себя угрожающе , шипели и щелкали клювом. Хотя в темноте, вообще, не очень- то видно . Может, это были четыре черные вороны, от туда и клюв. А в руке у старухи была свеча, и она выписывала светом по темну кресты, как училка мелом по доске. Находясь в окружение четырех довольно мрачных котов, посреди покинутой на ночь церкви, словно нечто забытое. Словно чашка не допитого чая ,на книжной полке, а вокруг, четыре черные пуговицы разбросаны. А может, средь поля пшеничного бродит старуха, будто ослепшая, в воздухе шаря руками, ухватить собираясь. Может ищет она битый час, своих коров одиноких , тех что рядом пасутся. Те восемь рогов, да четыре вымени.
Накрапывать дождик собрался, но обратился грозой, и молнии мечет, да громом стучит ,как ты крышками от кастрюли. Мы обычно в этих кастрюлях что ни будь варим , и на крышки кладем утюги. Затосковала старуха, и шасть в коммунальную квартиру. Притаилась в коридорчике, между ванной в которой дядя Павел моется, пузыри пускает мочалочкой трется; и туалетом , где среть Маяковский , всегда предварительно выкручивая лампочку и открывая настежь дверь. Притаилась старуха. Полумрак в коридоре, все двери на крючки позакрывали, свет у себя притушили, будто ждут чего- то. Птицей храпит телефон, а по стене четыре черных таракана ползут. Чувствует старуха, пропадать время пришло...: " Сейчас меня от седова выдворят, и пойду я старая по дорогам, не пенсии ни квартиры. Пальто и то все в заплатках . А они тут в тепле и при свечах"... и хрясь!. Стоит она опять в церкви, да машет свечой остервенело. Во все стороны тычет. Вдруг, как бросит свечу , осветила та темный угол , а от туда, в четыре стороны - четыре черных паука, а с потолка голос, аж стены трясутся: "ты по что, тварь ты эдакая, церковную утварь, тварь портишь!"... Старуха с перепугу бух на колени ,лбом о паркет тычется, в ужасе религиозном бьется, коров своих кличет... По среди комнаты голой. Зеленой краской все стены измазаны, а за окном , ветер гуляет не шуточный , волочит по земле разных рабочих ,укрывает их рекламными щитами, в афиши заворачивает - в общем хозьайничает. А у двери коврик лежит, и вытирает об него ноги, галантный такой городовой, в папахе, при шпорах, с наганом. Шашкой бряцает, шпорой бренчит, ус подкручивает. "Никак плясать собрался",- думает старуха. А тот, не будь дурак, берет, и протягивает старухе четыре руки, в черных перчатках. Старуха и вскрикнуть не успела, как кавалер обхватил ее двумя руками за талию, две положил на плечи , и закружил в немыслимом танце. Старуха даже не успела свое внимание обратить,( зрение уже не то , да и нервы... , сердце не к черту, печень так себе , о давление и говорить нечего), вот и не заметила старая, что городовой - вовсе и не городовой, а переодетый негр.
А в Москве метель, не видно ни зги , все тертым мелом облеплено, да посыпано. Фонари одиноко торчат из сугробов, и тускло так светят. Бредет по гололеду домой усталая старуха , ноги волоком волочит, волком воет что-то, невнятно. Платок теребит , виновато себя чувствует. А дома- уют. Чайник электрический, посудомойка - внук подарил. Печенье в вазочке, да теплые валенки. Да и дед поди заждался , волнуется небось, бороду щиплет , в окошко все глядит и глядит, - "где же моя старуха"-думает... Кошка голодная : "ему то и в голову не придет кошку покормить"- , так думает глупая старуха, не зная, что нет у нее больше ни дома ни посудомойки ни валенок. Все кончено. Я не знаю что тут еще сказать по существу...
и только четверо черных дворовых собак догоняют ее.

30/06'2004


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня