линия фронта проходит здесь

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

ART-ПОДГОТОВКА

ALTER EGO

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

поэзия
Никита Подвальный

Ясно (2004)
I. Картонной трубе LXE посвящается

Рождество
Л.Б.

Тяжко пялят в туман
Дула мертвых сосен.
Залепи мне тумак,
Выбери из сотен
В дом, где жгут репеллент,
Где – цветы с шипами.
Делишь латаный плед,
Мирно засыпаешь,
Мерно сходишь с ума,
Но тебе ль бояться
Стать сверхновой в туман,
Теплой мордой в ясли!
Будешь худшей из бед
В комарином зуде.
Бревна накрест в избе,
Наши накрест судьбы.
Я размажу пером
Злую волокиту,
Я покину перрон,
Я тебя покину.
Линзу трет астроном,
Климат распоясался,
Мне уже все равно.
Мне уже все ясно.

***
Л.Б.

Вот и плата за дребезги соль-струны,
Кину сумку – приеду греться.
Будут ветви умело собраны
В русый хвост. От колка – рельсы,
Катят по снегу, катят саночки
До калитки, куда не впустят.
Дай, твои хаера русалочьи
Затяну в узел!

Лунный десант
Л.Б.

Жизнь свою, как шахматы – наперед,
Всю шестую часть проканать до полюса.
Мне страна отставила поперек 
Полосатый жезл часового пояса.
Их август вел, янтарем ярясь, 
Следы в следы – сапоги стандартны,
Моя свобода - до января,
До красной даты.
Их останкам господь постелил ковыль или 
Ковкую легкость подмешал бытию,
Пуля обойдет меня, пока не выкликнули,  
Все понарошку, пока не бьют.
И «до» захлебывается труба, 
И факел мается – вонью вьется,
И вьется к месяцу трынь-тропа,
Где тонко – рвется.
Пусть их помажет – смола ли, ворвань – 
Костьми полечь в разнотравный шелест.
Пусть им помашет не синий ворон – 
Летучая мышь – пришелец!
И не с кем пешки составить   в ряд, -
Податься пешком в твои солдаты,
Моя победа - до фонаря,  
До красной даты.

***
В треугольнике птиц утеки на юга,
В самый жар дотянись опереньем из воска.
Будет шахматный блеф измочаленным войском,
Будет с подлой пробоиной дно каяка –

Сквозь дубравный просвет полощи в борозде:
То не ветер твои корабли потеряли.
Разве место твое в журавлином отряде,
Разве слава тебе – через водораздел?

То не берегу плохо от липнущих льдин.
С заскорузлой изнанки рубашка просолится,
Из-под локтя вдогонку следи против солнца,
Острие пилотажа – сквозь листья – следи!

От кибиток и яхт, от высоток и юрт
Через малую родину – клинья и клинья.
Стань покинутой дачей в кровавой калине,
Приглашающей брешью в пернатом строю.

***
Друг, неужели не чуешь, как скоро война – 
В белой постели, траншее, в плену ли, в тылу ли?
Обнял, и вытер, и клялся на желтый фонарь,
Сплюнул с перрона ресничную тушь поцелуя.
Ни огонька на столбе – от тебя до сих пор.
Многоколесная переступь затормозится,
К дикому полю приникло косое депо,
К кожаной полке прилипла спина евразийца.
Теплится розовый сад холодцом на плите,
В душные клумбы улечься разводами ластику.
Выдавлю дверь, соскользну в пограничную темь,
Каждым трамваем уеду, как в Среднюю Азию.
Друг. Поперхнешься во сне ли, в плену ли,  в пылу –
Выбрось. Не встретиться бусинам, ниточкой низанным –
Щелкни светильником,  выйди в медвяную клумбу,
Трахни славянскую куклу с густыми ресницами.

***
И плевать на ту, что эту перевязь
Штопала заботливой иглой.
А. Галич

Оловянным солдатам сызнова
Устоять – желвак к желваку.
Прихвати шпагатом посылку,
Завяжи гортань кошельку,
Чтоб до осени – ни копья в прореху,
Ни одна в кипрей голова.
Каждым лугом – веришь? – где ты проехал,
Ручеек проел котлован.
Завтра – криком сгибаться олову,
Камень-спайка, бригада-голь.

Распахав рубежи по-новому,
Дверь распахивая ногой,
Снизу вверх – ты помнишь, каким казался?
Нет ли жара? – лицо лизну.
Каждой русой прядью, где ты касался,
Гребень вытянул белизну.

II. Все человеческое

Письмо специалиста широкого профиля.

Пуговицей сеяно – пальцам по труду –
Нитку послюнит и в ушко наладит.
Экскаватор тюкает ковшом руду,
Тикает дозиметр – сколько мне заплатят.
Блюдце со свечой где-то жизнью дальше
Рушится, колышется, радуется воску.
За меня ли просишь? На меня гадаешь?
Не грусти, увидимся – приеду в отпуск.
Выпалит на солнце, в шахте разотрет, -
Выстрелю, как пробка, в небо акварельное –
Это радиометр скатился в стрекот,
Гласно постулируя жизнеускорение!
Землю унаследую – гадостью реки,
Ноющими пальцами в масляном позоре,
Хлынувшим богатством из-под кирки,
От него все беды, от него мозоли!
Эту радость трудную, эту вещь – нельзя!
Облака и недра: на редут – редут.
Умирать. Уматывать, пока шевелишься –
Счетчик растрезвонился на беду.

Документы моих друзей
…Я ненормальный и, значит, не русский!
Н.Онли

Свет мой Родина, выкажи, чем горда,
Разбуди, подними из куста дичью.
Ты по дымным взвесям и городам
Платишь кровью за идентичность.
Проверяй замки, доверяй замку –
Пусть ни стуком ни кислым дождем тебя,
Курит жертву русскому языку
Типография побежденная –
Чтоб родная речь – бесом в голень,
Белым шомполом да в животный жир,
Кочегар бросает стихи в огонь,
Шибче прежнего колесо бежит
В край, где поровну, в край, где миру-мир,
И прицел полету, и кегля – лбу.
Слышишь, Родина, ты меня найми,
Чтобы тоже… вот так… над кем-нибудь,
Я загнусь под вьюком твоего подарка,
Я в твоем плену не стерплю щекотку.
Рычагом в зубах: отомкнись, тридакна,
Книга, запертая на щеколду.
Это режет губы уздечка-леска,
С ключевой кислятины свет не мил.
Кабы знать, дружок, где натырить леса –
Все б ризографы накормил!

***
Песня для группы «Анклав»

Если все шагают в ногу,
Мост обрушивается!
А.Галич

Зарыться – ужраться собакой в отбросы,
Где оптом гоняют зерно и сандал,
Протянут тугие смоленые брусья
И сладят – сошьют боевые суда,
И кошка – за мышью, а дед – на галеру,
А бабку окучит холуй-агроном,
И грязь по колено,
грязь по колено,
По колено говно!
Мы в ногу проверим мостки и перила
На растяженье-удар-изгиб,
Мир вашему ужину в час запереться,
Холеному полю на корм сапоги!
И чавкает глиной  спутник-коллега,
Калека-паяц окочуренных ног,
Где грязь по колено,
грязь по колено,
По колено говно!
В плену солидола по шпалам трава,
Есть видимость и голытьба есть.
Устал и устроил на рельсах привал,
И умер, во сне улыбаясь!
И снилось – к заветному настежь калитка,
И мускулам воля, и хлебу – гумно,
И грязь по колено,
грязь по колено,
Грязь по колено говно!

***
Мой герой не истинным супом сыт –
Херсонесский кумар клонит ялик.
Ты чему обрадовался, сукин сын?
Белую рубашку почто напялил?
Карта ляжет – чуешь металл виском –
Ставишь крестик в атлас: себя зарою.
Между пальцев стечь золотым песком,
В золотых песках закопать здоровье.
Как тебе, в рукаве не храня тузы,
Как из лямки выжить, не беспокоясь?
В бурдюке заплечном – родной язык,
Реплика, брошенная под поезд.
Струнный лес и на ухо – струйный хор –
Топором ко дну в речку Вытебеть,
Ее белое платье пошло в расход,
На лоскут пошло – слезы вытереть.
Рукаву нашлепка – что лбу клеймо.
По любой погоде – воде – скитайся,
Пачкай фартук и отмель смелее мой,
Крепче стисни дурацкий тазик.

Здравствуй, светлое прошлое

Песня для группы «Время Че»

Солнышко удачи, мани-наебывай,
Колыхни над прячущимся краснотал,
В ошарашенные зрачки наемника
Ломится дикая красота!
Господи, выдохни – замгли ему прицел, 
Защити меня, призрак – тезка, 
Говорят, последний, кто знал рецепт,
Вычертил параболу с утеса.
А на самом деле – в обнимку в сквере,
К мирному радио от станка в отпуск,
Круговому ковшу – вереск,
Ни один с головы волос!

Будет все лучшее 
В плаванье благополучное 
С парусом беленьким 
от берега до берега,
До алой заросли ивняка
Будет – наверняка!

Долго ли на оптику нанизать
Пуганого зверя – на виду валяюсь.
Я зажмуриваюсь, чтобы не знать,
Выпрыгиваю восвояси,
Где меха и письма тлеют в тайнике,
Хрусткие кусты в камуфляжных клочьях.
Вытащу из черепа, брошу в турникет
Мятую полуоболочечную.
А на той стороне, дососав горбушку,
Отдают, все прокляв, нефтяной воде,
Кораблик – записку в будущее,
Пусть знают, что на самом деле

Было все лучшее,
В плаванье благополучное 
С парусом беленьким 
от берега до берега,
До алой заросли ивняка
Было – наверняка!

III. Иудина хроника

Подсвечник

Станешь эхом в опере,
Белкой в вентилятор.
Не сумеешь – вот тебе
Двурогим канделябром!
Верите мне, верите, -
Будет вам, доверчивым –
Выберут, вырядят,
Выебут подсвечником!
Форточка в ваши будни,
Память – зелень на меди,
На люди – с большой буквы,
С прописной по наледи! –
Обкорнайте покороче.
На страничке самой славной
Я крадусь по красной строчке,
Я впишу себя с заглавной!
Будто синий ирокез,
Точно та вдова в Путивле,
Я торчу на козырьке,
Ожидаю свой светильник!
Мне минута пробила,
В ручки-терки-мялки
Рухну, словно Роберт Плант
С подпиленной стремянки!
Чтоб – ни пушками к утру,
Ни пинками вечером.
Встаньте, дети, встаньте в круг,
В очередь за подсвечником!

Резиновый клей

Мы пробовали пить стальной расплав.
В. Высоцкий    

Разделяй на пласты, будто теплую печень – 
Водяная стена между печью и печью,
Между почвой и мной – золотая листва.
Из ковша, отдуваясь, хлебнет сталевар:
Убивай в себе ностальгию!

Упивайся напалмом – усатая нерпа –
Склянью проруби. Гнись, костыли костеря,
Чтоб застопорить мертвые бусины в небо,
Засандалив себя в чистотел пустыря!
Я убил в себе дворника.

Разделяй на полоски – на берег – не надо ли?
Тереби из-под ногтя – басами-канатами,
В кобуру заколочен, в литавры обут
Салютуя, прочти  на барометре бунт – 
Убивай в себе резиновый клей!

Раздери! – в передатчике взвиться обувью
Пыльной ложью в эфире любой частоте
Оближи-приласкай облаченный в свинцовую
Скорлупу чернослив частокол чистотел
Убивай!

***
Сколько соли в господнем молоте,
Где по бедра в свинце небес
Служит сторожем добрый молодец
С ртутной лампой наперевес.
Выбери – дикому духу мило –
Рачий ус, чешую варанью,
Выпрыгни – в форточку или мимо
Мимо рая!

Лошадиным дыханьем в отруби
Краску срама с лица – гони!
Даришь в белые листья – оторопь,
Даришь дереву в сердце – гниль!
Выскобли, выклянчи мира – миру,
Ногти иззубрив, штаны марая.
Выпрыгни – в форточку или мимо –
Мимо рая!

***
Потянуть, как сетью из моря – сайру,
Золотую плоть из тебя добыть!
Леденцом-реликтом замерзли, замерли
УКВ, взлетевшие на дыбы,

По суставам в изморось истолочь их,
До глухого нутра достучаться стансами.
Это мертвый корвет человечьих ловчих
Вызывает полярная станция!

Это вспыхнул-вспорхнул голубой конверт,
Это лыжи тугие вострят потемками.
Мне тепло, и в клетчатом рукаве
Совесть спит, и кариес не найдет меня,

Мне вернется невод с морской травой.
Мне ссушила пясти работа сучья.
В ледяном эфире – белым-мертво,
В добровольном зубе свербит несущая.

***
Ю.Щ.
Расцарапал стенку, мордой исхудал,
Позовешь из-под низу смертного угара –
Я пишу тебе не пойми куда
Я пишу тебе с хуева кургана
У больших деревьев путался в корнях,
Не послушал старших, рассадил коленку
…Из бумажной тары лестницу кормя,
Я пишу стихи, строю себе клетку

12/01'2005


...


Контакты: Фронт; Цитадель; М.К.
Дизайн, обработка графики, двигатель - mumidol.ru

заходов всего/посетителей сегодня