Подножка | Опомнись! | Ложбинка

ПОДНОЖКА СХОДЯЩЕМУ В АД

Псу, бегущему рядом, посвящается.

Дверь, устремленная стальной пружиной, звучно хлопает за спиной. Вперед – раз!два! – ступеньки – кнопка лифта. Что же так долго? Двери только начали раскрываться – неважно, влететь в щель, до упора вдавить кнопку верхнего этажа – девятый! – и вжжжикнуть вверх, по пути привычно представляя обрывающиеся тросы... Снова в щелку полуоткрывшихся дверей, и... Теперь сосредоточиться. Сделать первый
Шаг
Второй
Третий.

Первый пролет позади. Уже что-то. Чувствуется, как с месяц не испытанное ощущение спуска возвращается в ноги. Ух! Лестница чистенькая, благо что не отделена от квартир. Мусоропровод. На подоконнике седьмого этажа ждет кремовый кот.

- Опять за старое, Маш?
- Полным именем! – пробегая мимо этажа. Собраться с мыслями.
- Макиоло, Мойша, Макиавелли, Маккаммон, Машев...
- Помолчи, Чеш.

Следующий пролет. Кот уже ждет на подоконнике.

- Маш, ну чего тебе неймется?

Молча – мимо.

- Куда тебе так нужно?

Ниже, ниже.

- Да стой же ты!

Ниже. Спустить с предохранителя пистолет. Быстро прицелиться.

Выстрел звучит втройне, ему подзвякивает разлетевшееся стекло. Там, где только что был кот, нет ничего. Естественно.

А теперь – быстро – на выход, тут такое ща будет!

()()()()()()()()()

А ночью приснилось – бой на ножах с кем-то близким, и этот ранит в грудь, справа. По пробуждении – боль в голове и груди, понятие, что не встать и не пойти, даже руки не поднять. И – стук в дверь, и - тихий скрип ее, потому что не заперта. Легкие шаги. Лицо над кроватью – девушка, глаза огромные – картинка из японского анимэ. Открывает ладони – бирюзовая птичка слетает на грудь, и боль пропадает. Девушка уходит, и скоро с кухни доносится аромат кофе – хорошего кофе. Теперь можно и встать. Вот она – длинные пшеничные волосы, одежда – безумные ленты, невесть как прикрывающие от шеи до пят – и ничего не скрывающие.

На тыльных сторонах сжатых в кулачки ладоней – наперсточки, иначе и не скажешь – и в них темно-коричневая жидкость, окаймленная белизной фарфора. Кофе обжигает губы – и приносит ясность уму, силу мускулам, холод чреслам.

Девочка оборачивается и выходит в окно – никогда не открываются окна в этом доме? – за ней, бешеный взгляд вниз – ничего, руки на подоконник, толчок... рука на плече – босое существо в розовом сарафане до коленок – открывающий сбитые коленки, два крыла – миражных, почти невидимых, но ощущаемых, на курносом носике – очки с широкими линзами – сползают.

Стук в дверь – ангел, ты откроешь? – там Смерть – черный балахон, пятизубая вилка в руках. Ангел пропускает ее мимо, прислонившись спиной к стене, она проходит – и рука стоящей сзади вскидывается, в ней – острое луч-лезвие. Смерть кричит, балахон падает, под ним – свет. Все исчезает.

()()()()()()()()()()

Наращиваем темпы. Шестнадцатиэтажный – то что надо. Лестница темная, грязная, загаженная. Сегодня уже легче, чем вчера. Шестнадцатый этаж. Пятнадцатый. Еще один.

Шаги – снизу. Через пролет встреча с идущим наверх.

- Вниз? – кивок.
- А ты вверх?
- Да. – усталое.
- Дурак.

Он обижается, ползет выше. На следующем этаже на перилах – кот.

- Посмотрел на того? – вот подвиг!
- Да иди ты! – пробегая мимо.
- Святому это скажи!

О нет.

- Сын мой! Опомнись! Ты не знаешь, куда стремишься!

В него не пальнуть даже – пуля обратно улетит. Ровненько.

- Ты идешь не по тому пути! Остановись!

Десятый.
Девятый.

Все. Дальше – без попутчиков, слава богу.

()()()()()()()()()()()

А вечером она пришла опять – мягко, как кошка – блестя серебристой шерсткой, залоснившейся на теле – она вся потихоньку становилась кошкой, точнее девушкой-кошкой с огромными глазами, мягкой, пушистой, к ней хотелось прижаться всем телом, руки зарыть в короткий плюшевый мех – упасть под одеяло – она уже здесь, свернуться калачиком, в единый теплый клубок. Не видеть. Не слышать. Не знать.

И чтоб над головой – зеленая радужная птичка.

()()()()()()()()()()()

Третья была – в старом доме. За пятнадцать счетов – вверх! – и вниз – тщательно, чувствуя каждый шаг – тут не так много этажей.

Всего четыре.
Три
Два
Один – а это кто? Э-гей...

Три фигуры отделяются от тени. Заглушить возникающее чувство прорыва DAMN IT. Достать пистолет. Щелкнуть затвором.

- Не стоит.

Идут. Ну...

Три выстрела. Звиняйте...

Плоскость на сегодня рановато. Вперед, вбок – по темным улицам. Рядом – Пес. Бежать с ним рядом приятно, давний знакомый.

- Ты опять заигрываешь с нехорошими вещами.
- Мы все давно заигрались.

А вот и оно.

()()()()()()()()()()()()

Просыпаться в больнице неприятно, бело – все вокруг белое, даже фикус – и в этой белости теряется все – даже боль. От последних десяти метров железной лестницы крана, когда руки разжались. А боль была, она и сейчас есть, она внутри где-то, теплым, мерно дышащим зверьком.

В палату влетает птичка – небесно-голубая. Закрываются глаза – и холодная меховая ладонь на лбу – так...

()()()()()()()()()()()()

Выспались – и хватит. Ходить можем. Нормально.

Так. Коридор. К выходу! Здравствуй, сестричка – под мышки ее, и к стенке – чтобы проход не загораживала. Арриведерче!!! Ой, какая лестница... обожаемая полукруглая. Опп-ля!... О боже! Вот оно! Прорыв!

Теперь туда – скорее! – давно замеченное место. Круглая башня, древняя башня. Много ступеней, идущих вдоль стены. В середине пропасть, растущая с каждым шагом вверх. Каменные ступени. Деревянные – выше – строительные. Маленький балкон на самом верху. Мельком взглянуть на город, вдохнуть ветер.

Вниз.

Вот оно. Каждый шаг – бесконечность шагов. Замедленное сновиденное движение – и тут же ощущение – будто падаешь. Мягко пружинят ступени.

Хруст – сбитое движение. Пропасть между ступенями надвигается – извернуться, вцепиться пальцами в край лестницы.

Висим. Долго еще сможем?

Откуда-то появляется разноцветная стайка, носится вокруг, прикасается к рукам крылышками – и новая сила вливается в пальцы, предплечья – рывок вверх – локоть на ступени, уже хорошо. Перед лицом яркая лента, зацепленная за ступени, разорванная быстрым шагом.

Ого.

Мягко вздрагивает лестница – появляется она – девушка-кошка – такая, как была в первый раз. Протягивает руку – не утянуть бы за собой – хватаюсь, рука ее крепче, чем мне думалось.

- Р-гав!

Ладонь – в ее ладошке: опасливо заглянуть через край. Там, на дне, будто щенок – прыгает и ловит свой хвост Пес.

- Эй, спускайтесь! Отпразднуем, Маш! Да спускайтесь же!

Вот олух.

Fin.